Сельские горизонты
  • Рус Тат
  • Жители Рыбно-Слободского района вспомнили случай о "сибирской язве"

    Возвращаясь к напечатанному

    «Уважаемая редакция!
    Я, Шайдуллина Илхамия Гариповна, выражаю сердечную признательность за опубликование воспоминаний нашего отца.
    Среди опубликованных воспоминаний прочитала одну касающейся медицинской темы и решила поделиться знакомыми мне фактами.
    Сама проработала 1975 по 2009 годы в Рыбно-Слободской центральной районной больнице врачом-инфекционистом. Мы, врачи через каждые пять лет проходили курсы повышения квалифиувции в Казани, в ГИДУВе, продолжительность которых составляла 3- 4 месяца. Поэтому преподаватели некоторые темы нам преподавали более углубленно.
    Когда я проходила эти курсы в 1985 году, провели двухчасовой семинар именно про тот случай. Его подготовила и провела профессор Диляра Кабировна Баширова.
    1953-1954 годах ей, тогда начинающему врачу-инфекционисту, пришлось несколько раз побывать в Юлсубино.
    Вместе с ней происхождение и распространение болезни изучал тоже молодой врач-эпидемиолог Илшат Закирович Мухутдинов, который спустя некоторое время возглавил Министерство здравоохранения республики.
    Больным был поставлен диагноз: «Сибирская язва» и он был подтвержден научной лабораторией в Москве.
    Всем жертвам «Юлсубинского феномена», со слов профессора Башировой, был поставлен диагноз «Сибирская язва. Кишечная форма».
    А вот Ашраф апа был поставлен диагноз «Сибирская язва. Легочная форма, легочное кровоточение».
    В воспоминаниях было упомянуто о том, как два врача, Баширова и Мухутдинов увезли ее на санавиации в Казань.
    «Легочная форма» самая тяжелая форма этого заболевания, она быстро распространяется по всему организму. В излечении больной была большая заслуга московских врачей. Жизнь была сохранена и она прожила немало лет.
    Эту женщину я знала 1958 года. Наша семья стали жить у нее, и я пошла оттуда в первый класс. По характеру она была уравновешенной, немногословной, крепкого телосложения. Я не помню, что был разговор о произошедшем с нами и с родителями.
    Мы прожили у нее два года. Она содержала корову и другую живность. Жила своим трудом, здоровье было крепкое. Никогда не видела ее плачущей либо, наоборот, смеющейся и эти черты сохранились у нее до конца дней. Прожила относительно долго, до 78-79 лет. Единственный раз она меня спросила: « Когда училась, ты была в той больнице? Видела стеклянные (боксы-изоляторы) палаты? Вот меня там и лечили».
    Подробнее читайте в газете.
    Илхамия Шайдуллина,
    врач-пенсионер.
    Реклама

    Добавляйте наш сайт в "Избранные", чтобы всегда быть в курсе свежих новостей

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: